Сергей Рок. Лето

лето

 

Человек писал так: частное творение было продуктом, который проходил все фазы развития, от проекта до упаковки. Человек придумал себе новое имя, которое было дополнительным номером в реестре живых существ.

Нет, это, скорее, был псевдоним.

— Все одинаково, — сказал Миша, — имена, не имена, чаще всего важнее, Москва или не Москва.

И тут же он подписал:

 

Человек О-2

 

Лето перешло немного за середину. Откуда-то с юга, из за гор, пришел было отряд жары – важный, влажный, какой-то банный, но вскоре все изменилось, и фронт дождей напоминал революционера, который вдруг решился на выступление.

— Это моё время, — сказал он вдруг.

Облака закрутились, в верхних слоях находились флаги, а внизу – мысль и базис. Странная гроза мигала сухо и странно, словно стробоскоп. Коты, спавшие на скамейке, периодически лениво поднимали головы – но дела дальние не могли их интересовать. Кот – служитель в церкви одного момента. Он не способен планировать. Собственно, и нет в мире иных существ, которые способны распознавать время.

Гроза надулась, но пошла в сторону, где, дойдя до гор, разрядилась. Погода незримо отчитывалась перед командиром, и на всей этой кухне никто не понимал, что все победы временны.

Жара пришла, но вдруг был странный камбэк, оказалось, что революционные дожди необыкновенно крепки и не намерены сдавать свои позиции.

Ночью ж небо очнулось и выпустило звезды. Словно бы на побывку. Всякий триумф временен, но покуда по краям земли стояли плотные облачные города, и в стороне гор что-то мигало.

В мире мысли вырос большой кальмар, где каждая щупальца подключалась к отдельному мозгу, но всё это довольно не совершенно. Нынешний Интернет – прототип чего-то большого и глобального, но пока мы не знаем – не переродится ли информационный мир в гигантского мозга или так и останется обычным коммуникативным средствам.

Соцсети тарахтели.

— Природы нет, — заметил Миша.

Но кому какое дело до природы, и, более всего, до того, что не попало в ареал персонального колебательного контура.

— Я умираю от стихов, — написала поэтесса с новым модным именем Трубка.

— Зачем умирать? – спросил Миша.

— Не могу остановится. Пишу десять стихотворений в день.

— Мало. Пиши пятнадцать.

Трубка вошла в плоский штопор, и уже никто не мог ее остановить, и Миша размышлял – чем это закончится? Впрочем, Трубку должен было кто-то отоварить, особо в связи с тем, что не смотря на свой инновационный имидж, она была дама стареющая, а также – при типовых движениях. Но и дурак знает – есть Россия, а есть Москва. Страны разные. Лишь фантик от языка один, и система вертикали, и…. Если употреблять слово «хрен», но лучше бы вспомнить про сову, которая, пытаясь преследовать кого-то, совершила крутой манёвр, зацепилась в саду за листы – а листы стояли точно гигантские зеленые экраны, и это был хрен, самый настоящий. В листе. Холст, природа, хрен, 100×30 см. Облом совы был лишь частью жизни. Но той же ночью она уселась на ветку прямо под окном и угукнула. Миша взял со стола фонарик, включил и отправил луч в окно: глаза совы были достойны пера, холста, песни. Хорошо, кадра. Миша встал, взял фотоаппарат, но аккумуляторы были разряжены.

— Что же, — сказал он, — батарея есть  и в приборе жизни. У большинства людей она разряжается медленно, плавно, напряжение спадает, и на определенном этапе это электрическое свойство может превратиться в тихого мучителя. А если батарея вдруг сломалась? Мгновенная ночь. Ты встретил человека и поздоровался. Откуда ты знал, что у него в графитовом стержне батареи трещина? Она лопнула. Черт, придумал бы кто-нибудь диагностику батареи.

Он так это и описал.

— А врач? – спросила Трубка.

— Нет, врач же здесь. А батарейка там.

— Ах.

— Как дела? Ты остановилась?

— Нет. Не могу.

— А вдруг что-то закоротило?

— Хочешь сказать, что у меня мозг закоротило? Нет уж. Это вдохновение.

Пульсирующий космос сети – всего лишь цифровые технологии. Люди не способны передавать друг другу своё настроение. Все есть проекция и призма.

Солнце ушло за край домов, а там, ниже, уже была готова облачная ловушка – это была победа на час, но дожди возрадовались и уплотнились на северной стороне мира. На фоне их на крыше сидел кот.

— Эй, — прикрикнул Миша.

Кот не обращал внимания.

— Не коси. Иди есть.

Кот поднял голову, потянулся и зевнул.

С первыми лучами тьмы звезды пробрались на верхнюю сферу, и часть из них осыпались вниз и заколыхались в ведре, и тут была попытка: собака попыталась выпить звезду. Она жадно работала языком, и, казалось, через глотку ее идёт самый настоящий звездный ветер. По железному листу, что служил крышкой для колодца при кране, проскочила жаба.

— Лягушка, — сказал Миша.

Собака отправилась нюхать лягушку, но та скакала со спокойным рационализмом – курс был намечен точно. Наконец, медленно, словно бы покачиваясь, на небесный свод вышла станция – она блистала бесцеремонно, унижая все прочие светила своей мощью. Она так и прошла, без каких бы то ни было изменений в яркости, что характерны для прочих спутников.

Телефон пиликнул. Соцсеть, словно волна, выбросила на берег рыбу.

— Напиши, — сказала поэтесска Круглова.

— Что это значит? – спросил Миша.

— Напиши, что хочешь.

— Ночь. Тьма. Лето. Лето как грот во тьму.

— А я?

— Что с тобой не так?

— Я! Напиши обо мне!

— Не знаю, — ответил он.

Круглова забуксовала. Миша даже подумал, что сейчас она пойдет и повесится, оставив после себя записку: я не смогла, я сгорела от страсти.

Трубка выложила еще одну порцию стихов.

— Айс, — написал Миша.

Появилась Круглова и напала на Трубку. Миша отложил телефон, лег на скамейку и направил сигарету в сторону звездного неба. Дым – лишь фон. Главное, что закрыв один глаз, можно перекрывать темные участки или помогать звездами светиться лучше, с добавлением новых красок. Лето должно быть правильным – когда ни один из погодных оккупантов не может удержаться во власти на особенно долгое время.

Впрочем, юг уже закрывало новыми туманами – поначалу они вели себя словно лазутчики, двигаясь с оглядкой. Но вскоре их была целая толпа, и в новых облаках начинали проскакивать первые лучевые стрелы.

 

 

 

 

 

 

Вам также может понравиться

Об авторе bukvokrat

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *