Ирина Боброва. Отрывок

Все было внезапно. Хотя Олег и не ставил никаких реальных сроков, однако, дата отъезда казалась более, чем неожиданной. Еще вчера они играли в мечты. И Олег беспрестанно обещал, и Лене казалось, что уже одними этими мечтами можно быть сытой. Конечно, ей было необходимо воплощение. Но что хочет современная девушка? Безоблачная любовь? Была. Богатство? Нет, с этим надо было потерпеть. И мы знаем, как часто бывает именно так, когда парень говорить – ну, уже почти. Подожди еще немного. Еще капельку.

Олег и сам верил, что еще – капельку. И в голове рисовались картины прекрасного будущего – ну например, едут по Проспекту Ленина на седьмой бэхе, и постоянно встречаются старые знакомые. Все те, кто сомневался. Кто был лучше – хотя и не по заслугам, а просто так. И вот – его час.

Уже ближе к семи часам, освободившись от дел, от взял у отца вазовскую «восьмерку» и поехал на Западный. Домой не заходил. Звонил с таксофона –был один такой аппарат, не требовавший денег. Стоило лишь правильно ударить по нему.

-Помнишь, Колоду Ивановну? – спросила Лена.

-Колода. Старая Колода, — Олег усмехнулся, — а что?

Колода Ивановна жила в том же подъезде, что и Лена, и частенько сопровождала их разнообразными выкриками. Не то, чтобы бабушка совсем выжила из ума, но – может быть и так. Дома там стояли, словно вставная челюсть у старика, несколько штук по уплотненной застройке, и в одном из таких домов Лена и жила. Типовая двушка. Она, мама, а также – мамина собака, Японский Хин, маленький и звонкой.

-А спрашивает, сколько твоему бандиту лет? – сказала она.

-Почему бандит?

-Не знаю.

-Ну хрен с ней. Поехали.

Олег, конечно, рассказывал её о своих планах, и она, следуя практической женской логике, постоянно в чем-то сомневалась. Конечно, все это выглядело настоящей авантюрой, и при большой желании, весь этот план можно было сломать – хотя бы словесно. Старшие говорили…. Да мало ли, что они говорили. Кому нужен этот опыт? Надо успевать. Надо брать, пока лежит. Все так говорят. Вот дядя Олега, Алексей Иванович, тот вообще был большой практик экспроприации плохо лежащего. Работал он на автобазе, начальником, и всю эту базу чуть ли ни сам вывез. Зато дача у него была- сад райский. Да и домик – ничего себе. Любой бы обзавидовался. Так вот, теория была такая:

-Вы, ребята, должны понять, — говорил он, — вы – ребята молодые. Сейчас еще что-то может перепасть, но кусок сам в рот не попадет. Ну, если ты мажор, то может быть, и думать не надо. За тебя кто-то подумает. Но мы все люди простые, никто ничего не сделает. Пацаны, вот вы поймите, сейчас не возьмете, никогда не возьмете. Еще 2-3 года, и все краники закроют уже. И ничего не будет. Сейчас берите.

И эти слова проносились в голове Олега, довольно часто проносились. Он даже как-то сравнивал себя с Алексеем Ивановичем. Даже пытался узнать, кем тот был в двадцать пять лет. И ведь не зря он так думал – как-то уж все у него было расставлено по полочкам.

-Поедем?

-Куда.

-А куда хочешь.

-Ты богатый сегодня?

-Гм, — Олег успехнулся, — не знаю. Едем.

-Нет, скажи. Скажи.

-В Регату.

-Нет, не это.

-Поехали.

Нет, сказать было не сложно. Но ведь как порой этого не достает. И всякий раз три заветных слова, «я тебя люблю» давались Олегу с некоторым трудом. Хотя так у мужчин часто бывает. Женщинам тут легче. Я тебя люблю, и все тут. И все стрелы Амура.

-А я бы уехал, — сказал Олег,  -ну не сейчас. Потом. Мне тетка говорила, на юге она живет, совсем другая жизнь.

-Хочешь?

-Не знаю. Надо крутануться немного сначала.

-С тобой – куда хочешь.

Он протянул к ней правую руку, и ладони их сплелись. Переключал передачу подушечной большого пальца, не отпуская лениной руки. А на «Регате» все было красиво и цивильно, играл шансон, отдельные экземпляры, особенно пьяные, пытались выскочить на свободное место и потанцевать, но они постоянно за что-то цеплялись. То стул упадет, то чуть ли не стол.

-Подерутся, — сказала Лена.

-Да фиг с ними, — проговорил Олег, — знаешь, в голове много раз все прокручиваю. Даже не знаю. А вчера плохо спал. Мысли так и крутятся.

-А ты не думай.

-Приеду, поженимся.

-Ммм. Ты ж там будешь долго.

-Нет, не долго. Нет, врать не буду, Лен, правда. Но я потерплю. Ты же потрепишь?

-Да.

Шансон сменился чем-то более современным. Прибыл милицейский патруль, однако, ребят, что перевернули стол и стулья, уже и след простыл. Конечно, тут и не такое могло случиться. Да что там говорить. Годы были веселые. Олег немного завидовал тем ребятам, которые могли позволить себе многое. Но никакой черной зависти тут не было. Да и по кабакам не особенно он шастал – мысль всегда шла по серьезной линии. Завести семью, крепко стоять на ногах, держаться подальше от дурного. Но что касается последнего, то элементы крутой жизни в голове у Олега задерживались. Он, порой, старался казаться поважнее, даже в чем-то и поблатнее – уж от знакомых он никак не хотел отставать.

А Лена…

Да, здесь были определенные мечты, которые требовали финансовых побед. При своих внешних данных, Лена бы вполне попробовать свои силы в модельной сфере. Но только представьте себе такое  — красивая девушка, без поддержки, конечно же будет впутана в водоворот местных страстей, и здесь уж её никто не удержит. Без, конечно же, денег. Нет, это все были мысли почти что утопические. Надо было с чего-то начинать. А начало, как известно, дело самое трудное. Не всякий может решиться сделать первый шаг. А вообще, все крутились, все как мог. Вся Сибирь – в поисках какого-то особенного счастья, и словно бы был секрет, магический ключ или так ключ – без магии. Состояться в этой жизни любыми путям, выгрызть из гранита горных пород статую птицы удачи.

Но кто-то шел и другим путем. Для одних было справедливо высказывание «Жизнь — наука, она учит опытом, а для других – «Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше». Что касается поиска золота, то тут оставалось доверится Гене Фисенко, который говорил:

-Братан, не думаешь же, что я – фуфло, и мульку гоню?

И правда. Серьезные связи. Прокуратура. Хотя и сам он нигде не работал, но – вроде как некий теневой человек на подхвате, при связах, при чем – даже и при родственниках. Да и ездил он кругом с милицейским удостоверением, хотя и не работал никогда в ментовке.

-Это настоящее, — говорил он.

-Почему? – спросил как-то Олег. – Ты там работаешь?

-Оно зарегистрировано. Номерное. Даже не пробьешь его. Пробивают всегда номера. Печать настоящая. Ты тачку себе бери уже скорее. Хочешь, я тебе тоже корочку сделаю? Братан, я тебе говорю. Если я говорю, это не вода. Ты ж не думаешь, что я – как Радимов. Или как Козлов? Ха. Козёл. В натуре, козел. А ты, братан, молодец.

— Гена ж говорил, поедете через две недели, — проговорила Лена.

-Не знаю. Там, кажется, с проводником все дело.

-Разве вы не на машине.

-На машине. Надир довезет до места, а там надо переходить по тропам. Да ты не бойся. Знаешь, кто там был? Ну, Захаров. В прошлом году он ходил, и в позапрошлом. Видела, какой дом отгрохал?

-Ну, он же его не за один дом построил?

-Ну не важно, моя хорошая. Я тоже так хочу. Дом такой, чтобы жена была – хозяйка.

-Обязательно хозяйка?

-Поехали, а? Прокатимся еще.

Отцовская машина была местом для тайных, или не совсем, свиданий, ну и, разумеется, любовных игр. Нельзя сказать, чтобы все тут было как надо. Но «восьмерка» еще непонятно с каких-то годов звалась в народе то диваном, то траходромом – за удобные раскладывающиеся сидения. А уж в холодное время суток в помощь любовникам была прекрасная автомобильная печка.

-Как же я тебя люблю, — говорила Лена.

А Олег скромнее:

-Я тоже.

Казалось, что все это будет бесконечно – и эта ночь, без звезд, прохладная,  порывами ветра, зародившихся в глухих ущельях Алтая, и бутылка вина, прихваченная с собой, и, может быть – счастье.

-Не выспишься, — говорила она.

-Могу и не спать, — отвечал он.

-Вообще?

-Помнишь, как в тот раз?

-Да, в тот раз было хорошо. Лучше всего.

-Лучше чем сейчас.

-Нет, сейчас тоже хорошо.

Если бы его спросили – хотел бы он, чтобы время остановили, то тогда бы сказал – нет, не хотел бы. В голове был рассвет – рассвет чего-то нового и большого, и, наверное, и Лены бы его тут не удержала. Не то, чтобы хотелось поменяться и быть другим. Но, может быть, стать сильнее, чувствовать себя если и не хозяином жизни, то уж хотя бы – руководителем собственной судьбы. Хотя, думается, так бы сказал любой. Сейчас такое время. Многое унифицированно. Люди стараются думать одинаково, и все это обусловлено множеством условий, от рекламы пепси-колы до новых автомобилей. Обещали прогресс, привезли регресс. Покупай и сразу же гони в автосервис, переделывать. Иначе техосмотр не пройдешь. Ну и конечно, хотя бы 99-ю. Хотя все это вчерашний день. Дядь Саша Иванов купил десятку. И теперь его отпрыск, троюродный брат, Толя, ездит на этой десятка больше, чем отец. Хотя многие и критикуют. Щели большие. Палец можно просунуть. Но в ту пору на иномарках еще мало кто ездил, а потому чистая десятина, либо навороченная, типа пикапа, казались верхом совершенства.

Вам также может понравиться

Об авторе bukvokrat

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *