Сергей Рок. Адидас. Отрывок

адидас

Теперь поговорим об Ищенко. Одно время я жил в Ставрополе, и там у меня  был интересный товарищ  — Артём Кулаков. Он был года на четыре-пять старше меня и утверждал, что работает в ФСБ, и я ему не верил, хотя почему нет – вполне он мог там работать, но кому надо было проверять? Кем он там работал? Оперативным работником, секретарем, уборщиком, водителем? А может, слесарем? Но водку мы пили хорошо, факт. Плотное остограммивание, длинными сессиями, ночами, до утра, с долгими разговорами обо всем подряд – что может быть лучше?
Началось же так: у меня была «ноль-пятая», старая, с постоянными выбросами масла, и, при этом, несмотря на все эти выбросы, она гоняла:  расточенное двигло, опережающее зажигание, и, как следствие – невероятный расход топлива.  Я жил с Таней. С бабами всегда не везет, у меня слишком добрая душа – всякая же женщина нашего времени начинает за здравие, а заканчивает заупокой – сначала – люблюлюблюлюблю, а потом – гдебабкигдебабкигдебабки, и – плоский штопор – а-а-а-а-а-а, уйдууйдууйдууйду, бабкибабкибабки.  И вышло так, что «ноль пятая» уже месяца полтора, как стояла. Была зима, оледенение, и я не ездил.  Я вообще когда ездил, когда не ездил, отбирали права, или же приходилось откупаться от пьянки, даже помню один случай – я сидел и накатывал сам на сам, а Таня потянула 2 по 50, утром я сел за руль, встретил ментов, отдал все оставшиеся деньги – ох, трудно было, ох, Таня еще не дошла до стадии «ухожу, ухожу, посмотри, какой у Светки муж, а у Аньки какой, а у Ленки купил новую машину, а у Юльки сколько зарабатывает!»

Так вот, машина стояла у подъезда. Я вышел и стал менять колесо. В этот момент – а было раннее субботнее утро – ко мне приблизился мой сосед по лестничной клетке, темноватый, нагловатый, громкий. Знаете – такой тип. Если, скажем, взяться толпой футбол смотреть, то найдется один такой – мордатый, голосистый, который каждое движение мяча на поле будет комментировать, и постоянно будут сыпаться матерные эпитеты.  Ну а то, что попроще, будет выглядеть так:
-Куда бьешь, сука!
-Ноги вам всем надо повыдергивать.
-Чо ты там на рамке раком стоишь?
-О-ё-ё-ё-ё-ёй! О-ё-ё-ё-ё-ё-й!

-Кривоногие, кто вас на поле-то выпустил?
Время от времени я сталкивался с Артемом то в лифте, то на лестничной клетке, и всегда он был громок, точно завоеватель из степей.  Что касается меня, то я никогда не относил громких людей к разряду умных. Тут ведь как – иногда человек может быть и низок по качеству, но находится в контексте. Вот среди модных интеллектуалов, среди поп-певцов очень часто так дело обстоит – с виду все люди – крайне умные и красноречивые, а на деле – это атмосфера, это — клей. Туда кота отправь, и тот разговаривать научится. В чисто писательской же среде (если это касаемо тусовок, сборов, пьянок) – все вообще наполнено внешней, зачастую – какой-то особенно блистающей мыслью.
Но суть….
Но она никому и не нужна, суть.
Так вот, я менял колесо, а Артём присел рядом и стал подкомментировать:
-Не, дальше надо домкрат поставить.
-Да, — я привстал, — точно.
Я поднял задок машины и снял колесо.
-Давно стоит, — вздохнул Артем.
-Давно, — ответил я без интереса.

Он выпрямился и засадил пива с горла.

-И что, что стоит? – спросил я.

-Да нет. Стоит, и стоит. А ты чего?

-Ну да.

И так мы фразами подменивались, а днем я встретил Артема в «длинном» продуктов магазине – на районе он так и назывался – «длинный», потому что был еще и «короткий».          Вообще, это свойство громких людей – быть немного в тренде, но – по своему, быть немного лысенькими, а наа счет громкости – уже сказано. Ходить непременно в кожаной куртке, с бандитскими глазами, с видом человека, который вот-вот может заехать вам между глаз. Пивко – взял ты бутылочку, идешь домой с пакетом, пока шел, бутылочку пригасил, а остальные две взял с собой, а что там с женой – а хрен его знает.

В ту пору были еще «точки» — это когда заходишь, а там стоят столы, взял пива и стоишь, мечтаешь, слушаешь, о чем люди говорят – и точки эти прожили еще некоторое время, пока не самоликвидировались – на смену им пришли малоформатные заведения с разливым пивом, которое в последнее время стали производить в нечеловеческом количестве. Я бы не сказал, что пиво это так уж замечательно, хотя со свежестью здесь все в порядке – но унифицированный импортный солод не дает этому продукту как-то особенно заблистать. Где вы видели, например, хорошее темное пиво? Нет, о пиве, конечно, надо заканчивать, и все это, возможно, связано с моим нынешним озязанием жизни. Связано это также с ролью алкоголя в мире души. Алкоголь – спаситель. Алкоголь – помощник. Накатил – и Таня хороша, и можно не грустить, включить футбик – да, а разве можно смотреть футбик без пива? Взял пива, бери рыбу, бери сухарики, бери фисташки – денег как всегда не хватает, футбольный удел – «Балтика-3» по смешнейшей цене в «Магните», рыба дешевая, как будто пионерская.

Эта и вся жизнь. Артём же в итоге меня и убедил в том, что работает в местном ФСБ, да и жена его подтвердила, так, что я ботльше и не сомневался. Было лето. В урбанистической пещере, образованной домами и холодной тенью от стен, из магазина вынесли столики, пиво надо было брать внутри, выходить наружу и там отстраненно отдыхать – при чем, брали порой и водку – никому до того дела не было. Звуки внешнего мира доходили сюда в виде отдельных глухих раскатов.

Вам также может понравиться

Об авторе bukvokrat

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *